Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Умер легендарный советский танкист Ион Деген

Оригинал взят у warsh в Умер легендарный советский танкист Ион Деген
                      
                       © warsh

Автор знаменитого стихотворения, написанного в декабре 1944 года:

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.


В декабре 2014 года Ион Лазаревич, живущий в Израиле, приезжал в Москву...
Collapse )

Николай Туроверов

Оригинал взят у galchi в Николай Туроверов

Николай Николаевич Туроверов [18(30) марта 1899 — 23 сентября 1972] — русский поэт.
Донской казак, офицер русской и белой армий, участник Первой мировой, Гражданской, Второй мировой войн.

* * *

Мы шли в сухой и пыльной мгле
По раскалённой крымской глине,
Бахчисарай, как хан в седле,
Дремал в глубокой котловине.

И в этот день в Чуфут-Кале,
Сорвав бессмертники сухие,
Я выцарапал на скале:
Двадцатый год - прощай, Россия.


Collapse )

Марченко А.





"Семь месяцев Буров и двое других просидели в камере смертников, каждый день ожидая расстрела. Через семь месяцев вызвали одного. С вещами. Значит, не расстрел. Потом так же увели второго. Буров ждал еще несколько дней один. Настала и его очередь. Его повели по коридору, в самом конце коридора велели остановиться и стать лицом к стене. Он ждал — вот сейчас конец. Он настолько был не в себе, что даже не подумал: не станут же расстреливать вот здесь, прямо в коридоре. Ему велели повернуться лицом к надзирателям, и он увидел перед собой офицера с какой-то бумагой. Буров был уверен, что ему зачитывают приговор перед тем, как привести его в исполнение. Смысл прочитанного не доходил до него. Ему повторили еще раз: «… смертную казнь заменить двадцатью годами каторги».
Только когда его повели в баню, он поверил, что не расстреляют: смертников в баню не водят.
Вскоре Бурова отправили на Амур, в лагеря под Комсомольском.
Там он встретил заключенных, которые сидели еще с тридцатых годов. Они строили этот город, а теперь строили вокруг него заводы и дороги. Город назвали Комсомольском, в честь комсомольцев-добровольцев, но их было раз-два и обчелся. Строили его зэки, и вокруг него были лагеря, лагеря, лагеря…
Буров бежал из лагеря. На этот раз он пробыл на свободе три дня. В городе его задержала милиция. Новый суд, новый срок, добавок к двадцати годам каторги. На этот раз Норильск. К 1961 году у него за плечами было уже шестнадцать лет лагерей и тюрем. Из Норильска его перевели в какой-то сибирский лагерь, потом в другой, третий. Когда он в 1959 году сидел в Тобольской тюрьме, надзиратели избили его и еще троих зэков до потери сознания. Бурову при этом сломали руку, и, чтобы отделаться от него, его сплавили в Мордовию.
Буров мне понравился — отчаянный парень. Мы с ним подружились и стали вместе обдумывать план побега..."

Полухин Ю.

Полухин Юрий


Осень

Город спит.
Под утро - самый холод.
Зябнут клены около воды.
Ветер бродит,
Ветками исколот,
Морщит Патриаршие пруды.

Нет часов,
А догадаться трудно:
Может, пять, а может без пяти...
Вот уже на улицах безлюдных
Первые троллейбусы в пути.

Пронеслось такси с зеленым глазом,
Прочертив резиной поворот.
Воробьи встревожились и сразу
Взмыли с арки запертых ворот.

Как прозрачно
На бульваре стало!
Осень, расточительно добра,
Сколько за ночь листьев набросала,
Что, пожалуй, за день не убрать.

Дворник наш
Ворчит на эти клены
И, до солнца встав,
Часов с шести
Заметает листья на газоны,
Словно может осень замести.

1961

Винокуров Е.

Винокуров Е.



Книга жалоб в каждом магазине.
Требуйте, ее должны подать!..

Предлагаю вечности: отныне
Завести подобную тетрадь,

Чтоб о боли люди не молчали,
И тогда-то на вселенский суд
Все свои обиды и печали
Люди осторожно понесут...

Как тогда б, я знаю, поразила
Надпись в полстроки из-под пера
Женщины, что павши на перила,
Ночью в парке плакала вчера.

6 июня 1972

Северянин И.



Не улетай!

Бегут по морю голубому
Барашки белые, резвясь...
Ты медленно подходишь к дому,
Полугрустя, полусмеясь...

Улыбка, бледно розовея,
Слетают с уст, как мотылек...
Ты цепенеешь, морефея,
И взгляд твой близок и далек...

Ты видишь остров, дальний остров,
И паруса, и челноки,
И ты молчишь легко и просто,
И вот - крыло из-под руки!...


Не улетай, прими истому:
Вступи со мной в земную связь...
Бегут по морю голубому
Барашки белые, резвясь...

7 сентября 1915